(495) 378-65-75

КАССА (13.00-20.00 ежедневно)


(499) 786-21-31

АДМИНИСТРАЦИЯ


Наш адрес:

Волгоградский пр. 121

Театр с неограниченными возможностями

Главная/Пресса/Театр с неограниченными возможностями

/ 25 Сентября 2014

Елена Губайдуллина, «Театральная афиша» № 8, октябрь 2014

Представьте себе, что вы пришли в театр с иностранцем, плохо знающим русский язык. Что делать? Шепотом переводить весь спектакль, раздражая соседних зрителей? А если рискнули пригласить на представление родственника или знакомого со слабым зрением? Как передать ему всю полноту картины, разворачивающейся на сцене? Тоже шептать? К сожалению, в большинстве таких случаев другого выхода нет. Но ситуация меняется к лучшему. В московских театрах начинают появляться технические средства, облегчающие таким зрителям просмотр спектакля.

Титры для всех и каждого

Самые привычные посредники между сценой и залом – титры. Когда большинству публики непонятен язык спектакля, перевод текста транслируется для всего зала – на горизонтальную светодиодную панель с бегущей строкой, установленную наверху, или на экраны справа и слева от сцены. Такими устройствами оборудованы музыкальные театры (в частности, Большой, «Новая опера», Музыкальный им. Станиславского и Немировича-Данченко), где постановки идут на языке оригинала, а на русских операх специально для иноязычной публики текст дублируется на английский.

Титры с переводом начинают появляться и в драматических театрах. Так, в Театре наций на мониторах поодаль сцены английский текст появляется на спектаклях Circo Ambulante и «Гамлет | коллаж».

В «Мастерской П. Фоменко» есть индивидуальные планшеты, причем не только с титрами для иностранцев, но и с русскими подсказками для людей с ослабленным слухом. Надо оставить заявку при покупке билетов, указав, на какой язык понадобится перевод, и получить планшет перед спектаклем под залог паспорта (как это происходит, подробно написано на сайте «Мастерской П. Фоменко»). Есть еще и удобные подставки: iPad можно подвесить на спинку кресла перед собой и заглядывать на экран, не особенно отвлекаясь от происходящего на сцене. Белые буквы появляются на черном фоне, экраны не светятся в темноте и никому не мешают. Кстати, кроме титров на планшетах можно прочитать программки спектаклей на иностранных языках.

Может показаться, что перевод возникает автоматически, но это не так. Из специальной аппаратной титрами управляет специалист Анна Белякова. По просьбе «Театральной афиши» она рассказала о том, как это происходит: «Я заранее загружаю в программу титры на разных языках. Слежу за спектаклем, с компьютера подаю реплики синхронно с действием. По Wi-Fi идет сигнал, и на планшете у каждого зрителя на своем языке отображается нужная фраза. Ориентируюсь на происходящее на сцене – где-то перескакиваю, что-то пропускаю. Титры на русском, французском и английском есть почти ко всем спектаклям Петра Фоменко и Евгения Каменьковича, идущим на большой сцене (на малых сценах такого оборудования нет). Планируем добавить немецкий язык, переводим новые постановки. Пока еще не переведен “Улисс”, надо к нему подобраться.

Подготовка титров – процесс достаточно долгий. В основе – не пьеса, а партитура спектакля, причем переводим в титры не все подряд, а только самое основное, иначе зрители будут только читать. Стараемся сохранить игру слов, всегда интересную публике. А песни переводим крайне редко, только тогда, когда их смысл важен для содержания. Раньше, когда титры готовились только к гастролям, Петр Наумович Фоменко хотел, чтобы песни звучали без перевода, порой мешающего слушать музыку».

Подготовка титров требует тщательной, кропотливой работы. Необходимо несколько раз посмотреть спектакль, выделить самое главное. В раститровке учитываются и паузы, и ритмические изменения речи. Какую-то фразу можно разделить на два титра или, наоборот, в зависимости от темпа игры объединить в один титр несколько предложений. Текст сначала готовится на русском, потом к делу приступают переводчики. Анна Белякова, владеющая английским и французским, за художественный перевод не берется, но проверяет соответствие текстов, смотрит, как отражены в титрах те или иные нюансы постановки, вместе с переводчиками подбирает точные иностранные фразы. А при подготовке русских титров для слабослышащих в «Мастерской П. Фоменко» проводилось отдельное исследование. Зрители придирчиво тестировали титры во время спектаклей, предлагая отражать не только речь персонажей, но и звуки, шумы.

Еще в «Мастерской П. Фоменко» есть специальные программки для слепых с рельефно-точечным шрифтом Брайля. Проведя пальцами по страничкам, незрячие зрители могут прочесть всю информацию о постановке.

Для тех, кто не видит

В Московском Губернском театре условий для незрячих людей еще больше. Благодаря специальному оборудованию спектакли сопровождаются тифлокомментарием (тифло – с греческого переводится как «слепой»). Через наушники рассказывается о том, что происходит на сцене, не заглушая актерские голоса. Для того чтобы вставить комментарий об изменениях в обстановке, переменах декораций, безмолвных действиях героев и многом другом, комментатору приходится встраиваться в паузы между репликами.

Анна Цанг, актриса и тифлокомментатор высшей категории, признается, что лучше всего описывать происходящее на сцене, когда звучит музыка. Но отнимать у зрителя музыку, важную для атмосферы постановки, тоже нельзя. Поэтому базовый текст комментариев тщательно продумывается заранее в течение полутора месяцев. Чтобы лаконично и точно, без лишних деталей рассказать о происходящем на сцене, нужно много раз посмотреть спектакль, продумать фразы.

«Важно не зацикливаться на нюансах, не запутывать зрителя, никого не обманывать, – рассказывает Анна Цанг, – например, обиходное ”загорелся абажур“ произносить нельзя: у незрячих может возникнуть ассоциация с пожаром, а на сцене просто включили свет. Несмотря на кропотливую предварительную подготовку, работа на спектакле считается так называемым горячим комментированием. Все происходит в режиме онлайн. Моя кабинка изолирована от посторонних звуков, а расположенность выше уровня зрительного зала позволяет полностью обозревать сцену. Передо мной монитор с трансляцией спектакля, а голоса актеров я слышу через наушник. Спектакли каждый раз идут по-разному, меняются паузы, нюансы. Комментирую вживую, маневрирую по ходу. Чувствую себя участником процесса: смотрю и играю спектакль вместе с актерами. Но самое главное в моей работе – не перетягивать на себя одеяло, ни в коем случае не “наступать “на текст актеров».

Тифлокомментирование, привычное явление в театрах и кинотеатрах западных стран, у нас только-только начинает входить в практику. Московский Губернский театр под руководством Сергея Безрукова – один из первопроходцев в этой области. Инициатор замечательного дела Ирина Безрукова также принимает активное участие в тифлокомментировании. Специалисты прошли обучение у профессора Сергея Ваньшина в институте «Реакомп». Пока комментируются только две постановки – «Нашла коса на камень» и «Пушкин». Но со временем таких спектаклей станет больше.