(495) 378-65-75

КАССА (13.00-20.00 ежедневно)


(499) 786-21-31

АДМИНИСТРАЦИЯ


Наш адрес:

Волгоградский пр. 121

Балет: Без слов. Эксклюзивное интервью с примой Большого театра Марией Александровой

Главная/Пресса/Балет: Без слов. Эксклюзивное интервью с примой Большого театра Марией Александровой

/ 28 Декабря 2016

Инна Логунова, «Posta-Magazine», 26.12.2016.

Что такое балет? Красота в движении. Мысли и чувства, высказанные универсальным языком тела. Ощущение праздника и волшебства, которое дарят нам музыка и танец. Поэтому в канун Нового года мы в который раз обращаемся к балету.
 
02_posta_magazine
Платье из фатина и шелка, расшитого бисером — Eleganceallure;
плащ из шелковой ткани Masterpeace; тиара из серебра и горного хрусталя,
серьги из серебра с родолитами, кольцо из черненого серебра с гранатами
и кольцо из серебра с кораллом — Axenoff Jewellery; кожаные туфли,
декорированные перьями — Jimmy Choo

 
Прима Большого театра Мария Александрова, ставшая героиней нашей праздничной fashion-съемки, рассказала Posta-Magazine о новом спектакле, цене слов, «своих» и «чужих» и самом важном в жизни.
 
03_Posta_Magazine
Платье из шелка и вискозы Laroom; серьги из серебра с черной шпинелью,
кольцо из черненого серебра с гранатами — Axenoff Jewellery;
кожаные туфли, декорированные перьями — Jimmy Choo

 
Мы встретились с Марией Александровой за несколько дней до премьеры «Калигулы» в Московском Губернском театре. В постановке режиссера и хореографа Сергея Землянского по мотивам одноименной пьесы Альбера Камю прима-балерина Большого театра играет жену Калигулы Цезонию, которая в своей любви к нему готова принять всю кровь, что тот проливает ради собственного удовольствия. Она равнодушно наблюдает за убийствами и бесчинствами мужа, чудовищная изобретательность которого, кажется, не знает границ. Она не может сравниться в жестокости с Калигулой, о котором Сенека говорил, что природа создала его «затем, чтобы показать, на что способны безграничная порочность в сочетании с безграничной властью», но она принимает правила опасной игры, которая в конце концов приводит ее к гибели.

Цезония в исполнении Марии Александровой – властная, надменная, чувственная. Ее образ складывается из скупых отточенных движений, едва заметных поворотов головы и быстрых взглядов – на контрасте с развязностью Калигулы. Она создает тревожное напряжение одним своим появлением на сцене.

Наблюдая за Александровой на премьере, я вспоминала наш с ней разговор, когда она сказала, что обязательно стала бы драматический актрисой, если бы не выбрала балет. Она органична в любом образе, будь то угловатая ученица в «Уроке» Флиндта, безумная Жизель или гордая и самодостаточная Кармен. С такой же легкостью она преображалась во время нашей съемки: была то смешливой девчонкой, то женщиной-вамп, то комичной нэпманшей из рассказов Зощенко.

В ней есть внутренняя сила и мудрость взрослый женщины – и при этом какая-то детскость, которая выражается в умении ценить пустяки и радоваться мелочам. А за простотой в общении чувствуется сложная личность с принципами. Которую очень интересно раскрывать.
 
01_Posta_Magazine
Платье из шелка и вискозы Laroom; колье из серебра
и горного хрусталя, кольцо из черненого серебра
с гранатами — Axenoff Jewellery
 
Инна Логунова: «Калигула» – пластический, а не хореографический спектакль. Чем заинтересовала эта форма? Ведь технически для вас это гораздо менее сложная задача, чем балетная постановка.

Мария Александрова: По двум причинам. Во-первых, потому, что это так или иначе продолжение театра – который мне как человеку, который всю жизнь проводит на сцене, интересен во всех формах. Вторая причина – Сергей Землянский.

– Вы с ним раньше работали?

– Да, впервые мы встретились в 2009 году – он ставил номер для моего творческого вечера. Потом на протяжении довольно долгого времени в работе мы не пересекались. Три года назад я попала на его «Даму с камелиями» в Театре Пушкина и следом на «Демона» в Театре Ермоловой – невероятно сильные спектакли, которые меня задели за живое. А в прошлом году я буквально за два дня «влетела» в его «Ревизора» все в том же Ермоловском и была просто ошеломлена Сережиным талантом. Я получила колоссальное удовольствие от участия в этом спектакле – от самой постановки и от команды, это был глоток невероятного позитива. Из тех моментов, которые остаются с тобой на всю жизнь. Поэтому, когда Сережа позвонил мне пару месяцев назад и предложил принять участие в новом спектакле, я, не задумываясь, согласилась – и только потом начала задавать вопросы: что, где, почему?
 
033_Magazine
Платье из фатина и шелка, расшитого бисером —
Eleganceallure; плащ из шелковой ткани Masterpeace;
тиара из серебра и горного хрусталя, серьги из серебра
с родолитами, кольцо из черненого серебра с гранатами
и кольцо из серебра с кораллом — Axenoff Jewellery;
кожаные туфли, декорированные перьями — Jimmy Choo
 
– В спектакле вы выходите на сцену вместе со слабослышащими актерами – вам легко было найти общий язык с ними?

– Мы с ними общаемся как со слышащими и говорящими, в этом смысле нет никакого осторожничества. На репетициях они нам помогали, когда по ходу действия приходилось использовать язык жестов. Мы тоже им что-то объясняем, показываем. У нас сложилась удивительная атмосфера в команде: все понимают друг друга буквально с поворота спины. Было немало комических ситуаций. Например, однажды ребята, усевшись в углу, оживленно общались на своем безмолвном языке, и тут Сережа поворачивается к ним со словами: «Ну что вы разгалделись?»

– Вы говорите, что в пластическом или танцевальном спектакле не связаны речью, голосом. И все же – хотелось бы попробовать себя в драме?

– Конечно. Меня часто спрашивают в интервью: если не балериной, кем бы я стала. И я всегда отвечаю: драматической актрисой. Сцена – мир, в котором мне очень интересно, где нет границ и все возможно. Мне там хорошо.
 
04_Posta_Magazine
Ободок с вуалью, расшитой пайетками — Polyakov
Couture; кольцо из серебра с агатом, кольцо
из черненого серебра с гранатами — Axenoff Jewellery
 
– Лучше, чем в обычной жизни?

– Не то чтобы лучше, скорее, понятнее.

– А что интересно – перевоплощение?

– Сам шаг на сцену. Да вообще все интересно. Даже как светит луч. Или не светит, когда он тебе так нужен – и как ты из этого выкручиваешься. В моей балетной профессии не всегда возможно перевоплощение, порой оно просто недосягаемо, потому мы все-таки очень связаны физической составляющей. А образ складывается из разных вещей – репетиций в зале, взаимодействия с партнером, из того, как садится костюм.

Я всегда выхожу на сцену, когда мне есть что сказать. Именно поэтому мне также интересны неклассические спектакли, в которых у тебя нет определенного набора движений, за которые можно спрятаться. Если в балете ты иногда можешь выключить душу и полностью уйти в телесное воплощение, то здесь нужно изначально быть духовно наполненным, иначе ничего не получится.
 
05_Posta_Magazine
Топ и юбка из шелка с полиэстером, расшитые
бисером и пайетками — Alexander Arutynov;
тиара из серебра с жемчугом Axenoff Jewellery
 
– Как-то, вспоминая детство, вы говорили, что еще ребенком поняли, что «балет научит вас жизни». Самое главное, чему он вас научил?

– С одной стороны, он меня оградил от огромного количества непонимания, с которым мы сталкиваемся в этой жизни. С другой – дал ощущение своего мира и призвания, того, что у меня есть собственный путь. Отношению к людям и пониманию того, что все мы разные – не плохие и не хорошие, просто у каждого своя пьеса. И что мне всегда нравилось в балете – так это возможность обходиться без слов.

– Почему вам легче без слов? Вы не производите впечатление замкнутого человека.

– Потому что слово для меня очень важно. Если человек сказал, значит должен сделать. Я не люблю слов, за которыми ничего нет. Я уже девочка взрослая и людей сужу по поступкам. В этом отношении балет мне понятен. Я не спорю, может не получиться, роль может не сложиться, но ты пытаешься, то есть все равно остаешься человеком дела.

– О балете часто говорят как о закрытом мире, вещи в себе. Ваш ближний круг – это тоже преимущественно балетные люди?

– Разные. К счастью. Другое дело, что круг этот небольшой. В этом смысле я не очень общительный человек.
 
06_Posta_Magazine
Платье из бархата с сеткой — Alexandra Serova; ободок, украшенный
перьями —
Polyakov Couture; серьги из серебра с родолитами и кольцо
из черненого серебра
с гранатами — Axenoff Jewellery

07_Posta_Magazine
 
– Мы все интуитивно разделяем людей на своих и чужих. Я не говорю о симпатии или неприязни. Просто с одними возникает душевная связь, а с другими… А другие – всего лишь статисты в нашей жизни. Вот ваш человек – он какой?

– Талантливый. Умный. С юмором. Верящий в доброту. Пусть он ошибается, порой зацикливается на каких-то своих дрязгах, но все-таки это человек, который верит в любовь. Который умеет работать и ценить то, что имеет сейчас. Не растрачивающий себя по мелочам.

– Самая большая ценность в жизни?

– Нельзя сказать одним словом. Человека определяет умение любить, умение смотреть на жизнь через это слово.

– Насколько для вас важны признание, слава?

– Признание и слава никогда не были моей мечтой. Я всегда хотела, чтобы было интересно.

– Что, даже в училище, скажем, пятнадцатилетним подростком? В этом возрасте, мне кажется, многие грезят о славе.

– Нет, не было такого. Никогда не мечтала о деньгах, славе и величии. Сколько себя помню, всегда говорила: не хочу быть первой, хочу быть лучшей. И всегда верила в любовь.

– У каждого есть свои страхи, которые нам приходится преодолевать. Как вы справляетесь со своими?

– А я несусь на паровоз. Понимаю, что боюсь – и договариваюсь с собой, говорю: да, на пути возможна какая-то потеря, но приобретаю я гораздо больше. Со страхом в принципе можно бороться лишь двумя способами: либо бежать навстречу, либо от него.

– С чем в людях вы не готовы мириться?

– С ложью.
 
08_Posta_Magazine
 
– Кто ваши кумиры в балете?

– У меня никогда не было кумиров, как-то с самого детства я на все имела собственное мнение. Но всегда с большим уважением относилась к таланту, сильной личности, индивидуальности – потому что именно такие люди движут этот мир. А подражать я никогда хотела.

– Но так или иначе на вас повлияли учителя, ведь это неизбежно…

– Все мои педагоги в училище в той или иной мере оставили свой отпечаток. Благодаря одним у меня отличные руки, другим – хорошо поставленное в профессиональном смысле тело, третьим – актерская индивидуальность. Мне повезло, что педагог, с которым я работала в театре, Татьяна Николаевна Голикова, никогда не мешала проявлению этой индивидуальности. Наверно, ей что-то мешало во мне, но она крайне деликатно и грамотно поправляла меня и вела вперед, за что я ей очень благодарна.

– Вы счастливый человек?

– Да.

– Что делает вас счастливой?

– Очень многое… Но прежде всего – я иду дорогой любви: занимаюсь любимой профессией, работаю в любимом театре, у меня есть любимый и любящий человек. И мне интересно.
 
09_Posta_Magazine
Шелковая юбка и накидка из шелка и меха песца — Ruban; шляпка из сетки,
расшитая пластиковыми цветами — Polyakov Couture; кольцо из золота
с рубинами, кольцо из золота с агатом — Axenoff Jewellery;
туфли из кожи и меха — Charlotte Olympia

Фото: Ярослав Клоос

Материал на сайте издания