(495) 378-65-75

КАССА (13.00-20.00 ежедневно)


(499) 786-21-31

АДМИНИСТРАЦИЯ


Наш адрес:

Волгоградский пр. 121

На стыке трёх жанров. Древнеримская история без слов

Главная/Пресса/На стыке трёх жанров. Древнеримская история без слов

/ 11 Апреля 2017

Жанна Ованесова, Горизонты культуры, весна 2017 (№53)
Фото Анны Коонен

unnamedАктеры в спектаклях известного и востребованного сегодня хореографа-постановщика Сергея Землянского владеют жестом и телом так, что смысл каждой сцены, мотивы и поведение героев становятся легко понятными. В спектакле «Калигула» зритель видит очень непростую историю, в которой раскрываются образы, мысли и чувства главного героя — палача и его жертв. Кровавее и страшнее этого персонажа — Гая Юлия Цезаря по прозвищу Калигула — сцена Губернского еще не знала. Премьера спектакля «Калигула» по пьесе Альбера Камю стала центральным событием театрального сезона 2016/2017.

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ ЗЛА
Спектакль поставлен так искусно, что визуальный ряд действует почти гипнотически. И невозможно отвести глаза, вслушиваясь в завораживающие звуки музыки, наблюдая за пластическим танцем исполнителей, в котором собрана вся гамма чувств — от любви до ненависти. Но уж очень мрачна история, разворачивающаяся на глазах зрительного зала. Среднестатистический зритель этому непременно воспротивится. Но на фоне лаконичных декораций, увлекаясь красотой внешних образов, он может и не заметить, как сюжет отступит на второй план.

Чем же так привлекателен образ римского императора Калигулы? Для режиссера-постановщика, по признанию Сергея Землянского, это исследование природы зла, у которой оборотная сторона — глубоко запрятанная травма, пережитая в детстве. Направление, в котором работает Землянский, родилось на стыке трех жанров: драматического спектакля, танцевального и пантомимы. Все его постановки отличаются огромной экспрессией, гротескным воплощением образов с использованием музыкального и визуального рисунка.

Малаков К—  Было необходимо учитывать все факторы эстетики в период постановки и репетиций, чтобы удержаться на грани, — говорит Землянский.— Потому что персонаж достаточно неоднозначный. К тому же визуальная составляющая очень богата для восприятия. И эстетически стиль надо было выверить четко и грамотно. Я учитывал еще и исторические факторы биографии Калигулы, его родителей, дяди. Особенно важно было понять, что его сделало таким человеком, что должно было произойти с ним в детстве. Ведь ребенок по природе своей чист и открыт. Какие же факторы должны были повлиять на него, чтобы он стал таким жестоким? В спектакле мы показываем, что его родителей задушили — это фантазия. Есть разные, иногда полярные мнения по поводу его личности и фактов его жизни, обросшие легендами и мифами. И здесь, я  считаю, у меня развязаны руки, можно фантазировать. А для зрителя написано либретто, чтобы можно было освежить историю.

ОСТАЛСЯ ТОЛЬКО ЖЕСТ
Многие сцены спектакля взяты из пьесы Камю. Так же как и сверхидея Гая Юлия Цезаря по прозвищу Калигула, который лишен покоя и сна, обладая свободой без границ. Имея все, он пожелал недостижимое — Луну. Его безмерная фантазия и здесь проявила себя во всей красе.
Калигула 2
СЕРГЕЙ ЗЕМЛЯНСКИЙ,
режиссер-постановщик:

«Почему Калигула?
Мне показалось, что это интересно. У меня была мечта, интересно было обратиться к истории этой реальной личности. Есть много фактов и тут же — опровержения к ним. От этого рождается фантазия. Так же было, когда я ставил Жанну д’ Арк в театре Пушкина. Важна эстетика того времени, хотя она немного модернизирована, но не осовременена. Фантазийные образы героев, их внешний вид — это все было интересно».

Калигула 3

 
Землянский создает пластические спектакли с драматическими артистами и является основателем нового направления в драматическом театре — пластической драмы. Основа стиля wordless — создание художественного образа с помощью пластики тела, ярких музыкальных акцентов и характерных танцевальных элементов.

Исполнители красавца-злодея в разных составах — Илья Малаков (Губернский театр) и Станислав Бондаренко (Театр им. Моссовета). Артисты рассказали, как непросто им далась эта роль. «Это одна из тех ролей, в которой актерское развитие уходит в бесконечность, — говорит Илья.— Учитывая темперамент героя, очень трудно и тяжело войти в образ, но если же входишь, то потом трудно остановиться».

А вот что говорит Стас Бондаренко: «Поведение Калигулы для меня не приемлемо, но тем интереснее понять, в чем его внутренний конфликт. Было два месяца репетиций, многому пришлось учиться, особенно танцу. На репетициях режиссер разрешал нам кричать, помогать себе голосом. А уже в конце остался только жест, который во много раз выразительнее, чем в жизни».

Из приглашенных артистов в спектакле участвуют прима Большого театра Марина Александрова и артистка кино Равшана Куркова в роли Цезонии, четвертой жены Калигулы. Другая центральная роль Друзиллы — сестры Калигулы — досталась Марии Богданович, солистке Большого театра, и Екатерине Шпице, известной по ролям в кино. Одна из последних ее ролей в фильме «Экипаж» (2016). Спектакль выполнен в сдержанных декорациях, что, по словам режиссера, было осознанным решением. Сценография и костюмы — Максим Обрезков. Одна из первостепенных ролей принадлежит музыке композитора Павла Акимкина, благодаря которой спектакль читается яснее. Помимо драматических актеров в спектакле задействованы слабослышащие артисты, что вполне логично, ведь девиз у Губернского — «Театр, доступный для всех». Зритель должен по достоинству оценить талантливо вписанную в постановку музыкальную канву и выдержанный в образцовой эстетике пластический спектакль.

СЕРГЕЙ БЕЗРУКОВ, художественный руководитель Московского Губернского театра: «Это пластический драматический спектакль, он дарит совсем другие эмоции, чем просто драматический. На него можно ходить много раз и смотреть с разными исполнителями. Потому что визуальный ряд очень богатый. Он вызывает бурю самых различных эмоций — от полного неприятия до восторга. Его интересно не просто смотреть, но угадывать и проверять свои ощущения. Музыка выполняет одну из главных ролей, дарит те самые эмоции, благодаря которым невозможно оторваться от того, что происходит на сцене. И возникает абсолютная магия».
66м