(495) 378-65-75

КАССА (11.00-20.00 ежедневно)


(499) 786-21-31

АДМИНИСТРАЦИЯ


Наш адрес:

Волгоградский пр. 121

«В пьесах Чехова интересно следить не за актером, а за человеком»

Главная/Пресса/«В пьесах Чехова интересно следить не за актером, а за человеком»

/ 1 Декабря 2017

Денис Сутыка, издание «Известия iz», 1. 12. 17

IMG_1296

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Художественный руководитель Губернского театра Сергей Безруков поставил «Вишневый сад» Чехова. Роль предпринимателя Лопахина исполнил Антон Хабаров. Накануне премьеры артист рассказал корреспонденту «Известий» о том, как заново открывал для себя классика.

— Углубляясь в текст Чехова, вы взглянули на него под другим углом?

— Я задумался. Вы представляете, какое у Раневской имение? Больше тысячи гектаров по современным меркам, то есть не видно конца и края. С таким имением у человека совсем другое сознание. Что касается моего героя, то Чехов писал, что Лопахин — интеллигентный человек. Пока немногим артистам удалось передать это качество на сцене.

— Меня всё время мучает вопрос о жанрах пьес Чехова. Губернский театр поставил комедию, как и обозначил автор. А по мне, «Вишневый сад» — чистая мелодрама.

— Думаю, «Вишневый сад» нельзя рассматривать с точки зрения конкретного жанра. Мы часто, кстати, живем по принципу: было бы смешно, если бы не так грустно. У Чехова то же самое: имение продается, героям негде жить, им подсказывают выход, а они ничего не делают. Ну разве не абсурд?! Автор как раз высмеивает эту особенную черту русского человека.

— Летом Губернский театр сыграл «Вишневый квест» в усадьбе Любимовка. Ощутили разницу между реальными декорациями и условностями сцены?

— Это то же самое, что плавать в бассейне с водой и без нее. Для «Вишневого квеста» достаточно было выучить текст Чехова. У актеров была мощная поддержка со стороны природы: гремела гроза, кричали птицы, цвел прекрасный вишневый сад, высаженный легендарными артистами. В театре же всё условно. Здесь по-другому нужно удерживать внимание зрителя, наполнять роль и спектакль.

— Один из режиссеров сетовал, что молодые артисты не умеют играть Чехова. Не потому что плохие, а просто не их материал. Как текст «Вишневого сада» лег на вашу органику?

— Главная проблема для молодых артистов заключается в том, что Чехов — личностный автор. В его пьесах интересно следить не за актером, а за человеком с его мировоззрением, жизненным опытом, гражданской позицией. Я предполагаю, что было безумно интересно наблюдать за Высоцким в роли Лопахина. Готовясь к работе, пересмотрел спектакли с Ефремовым и Смоктуновским и не мог оторвать от них глаз, потому что это действительно крупные личности.

— Сергей Безруков, по сути, ставит спектакль о неразделенной любви Лопахина к Раневской, благодаря которой герой добился успеха в жизни. Чем-то такая трактовка напоминает «Великого Гэтсби». Как думаете, несчастливая любовь действительно оказывает такое воздействие на мужчину?

— Я в свое время учился на режиссера в училище искусств. И очень сильно влюбился в девушку, которая в итоге выбрала другого. Меня это настолько потрясло, что я оставил факультет режиссуры и поступил во все ведущие театральные вузы Москвы. То есть это было мощным толчком доказать ей, что она ошиблась в выборе. Болезненная любовь — всегда очень сильный эмоциональный всплеск.

— А что в такие минуты двигает мужчиной — обида, собственное эго?

— Наверное, желание доказать самому себе, что ты чего-то стоишь в этой жизни. Иными словами, в такие минуты женщина как будто говорит: ты не мужик, в тебе ничего нет, поэтому я выбираю другого.

— На постере к спектаклю вы стоите с топором у входа в сад и чем-то напоминаете маньяка.

— Да, я тоже заметил (смеется). Вообще любовь — дело порой опасное. Мы же знаем немало примеров из истории и литературы, когда отвергнутые рушили мир вокруг себя, изводили, а порой и уничтожали объект своей любви.

— Чехов входит в число ваших любимых авторов?

— Я всегда зачитывался романами Хемингуэя и Ремарка. Антон Павлович не входит в число моих любимых писателей, но это не значит, что он плохой. Он очень сложный. Как для понимания, так и для сценического воплощения. У него нет открытых конфликтов, оригинально выстроенных сюжетных линий, в пьесах, казалось бы, ничего не происходит. Как писал Станиславский, чтобы понимать героев Чехова, про них нужно знать всё: от цвета обоев на стенах, до того, в каких тапочках ходит твой персонаж по дому.

— Антон Павлович предугадал смену эпох. Вы застали подобное в 1990-е. О чем из ушедшего жалеете, а что, быть может, радует?

— Попытаюсь ответить на довольно простом примере. Хорошо помню, что мы в детстве общались гораздо больше, чем сегодня общаются дети, свободно бегали по двору, а двери домов почти всегда были открыты. Сейчас я не могу отпустить ребенка гулять, потому что это небезопасно. Не могу сказать: «Всегда помогай старшим», так как добродушием детей могут воспользоваться. Но самое печальное, что люди, получив гаджеты, перестали общаться. Хотя, может, всё это брюзжание? (Улыбается.) Ведь и в Древней Греции сетовали: «Молодежь уже не та».

— Вы довольно много снимаетесь. Говорят, артисты порой невольно начинают отказываться от театра в пользу кино.

— Ни разу не отказывался. Да, денег не заработаешь, но театр — вещь для души, надо просто получать удовольствие и тренировать себя. Тогда можно дойти до таких эмоциональных глубин, которые в кино тебе даже не снились. Я не знаю ни одного хорошего артиста, который параллельно не работал бы в театре. А потом киносценарии сегодня зачастую очень слабые.

— В каком спектакле вам бы хотелось сыграть?

— Мечтаю сыграть Роберта из романа Ремарка «Три товарища». Обожаю этого героя. А вообще больше выбираю сценарии по темам. Диалоги могут быть слабыми, это поправимо, главное, чтобы сама история будоражила.

— Например?

— Недавно снялся у режиссера Рауфа Кубаева в картине, повествующей о молодой паре. Девушку сбивает чиновник-автомобилист. Ее парень не может добиться правды, понимает, что справедливости нет, и хочет устроить самосуд. Сколько подобных примеров мы ежедневно видим… У нас летом в Балашихе сбили ребенка, сказали, что у него был алкоголь в крови. Думаю, все об этой истории слышали.

— «Ворошиловский стрелок» с Михаилом Ульяновым вспомнился. Этот герой до сих пор актуален?

— Мне кажется, человек, пытающийся добиться справедливости, — это вообще наш национальный герой. И дело тут не только в 1990-х, воплотившихся в «Ворошиловском стрелке» или «Брате» Балабанова. Мой герой в спектакле «Свадьба Кречинского» тоже восстает против системы, а его в итоге сжирают чиновники. И это, на минуточку, Сухово-Кобылин написал в середине позапрошлого века. Ничего, в общем-то, не меняется…

Справка «Известий»

Антон Хабаров в 2004 году окончил Театральное училище имени Щепкина и был принят в труппу театра «Современник». С 2008-го — артист Театра имени Маяковского, в 2013-м был приглашен в Губернский театр под управлением Сергея Безрукова. Активно снимается в кино. Среди наиболее ярких киноролей — работы в таких лентах, как «Доктор Живаго», «Ермоловы», «Две зимы и три лета», «Мурка», «Троцкий» и др.

Материал на сайте издания