(495) 378-65-75

КАССА (13.00-20.00 ежедневно)


(499) 786-21-31

АДМИНИСТРАЦИЯ


Наш адрес:

Волгоградский пр. 121

Сергей Безруков: «Пришел зритель – отдай ему все»

Главная/Пресса/Сергей Безруков: «Пришел зритель – отдай ему все»

/ 14 Сентября 2014

Анжелика Заозерская, «Вечерняя Москва», 14.09.2014.

11
Сергей Безруков считает, что удивлять добротой, светом, любовью необходимо
Фото: Дмитрий Коробейников, «Вечерняя Москва»

Народный артист России Сергей Безруков в интервью «Вечерней Москве» объясняет, почему должность художественного руководителя Московского губернского театра для него – не «роль», не власть, не самореализация, а искреннее, душевное, молодое, поэтичное дело, в основе которого – человек, забота о нем и правда.

– Сергей Витальевич, накануне открытия театрального сезона вы впервые «дирижировали» сбором труппы. В вашем обращении с актерами просматривался стиль вашего учителя – худрука МХТ Олега Табакова. Равняетесь на Олега Павловича в новой для себя руководящей сфере?

– Не исключено, что за 20 лет общения с Табаковым я многое впитал от учителя. Олег Павлович, говоря о планах и даже проблемах театра, не забывал и пошутить, и подумать, и похулиганить. Правда, на сборе труппы я забыл сказать о самом главном, что будет в нашем театре. Говорил, говорил, шутил, шутил, а поскольку худрук пока – не опытный, то главное – пропустил.

– Что же это?

– Так получилось, что Губернский театр – первый в России, где идут спектакли в сопровождении тифлокомментирования.(тифлокомментарий – целевая информация, специально подготовленная для слепых и слабовидящих людей, которая замещает и дополняет то, что они не могут воспринять визуально. – «ВМ»).

Это специальный пояснительный текст для слепых, который можно слышать через наушник. Причем наши специалисты, включая мою жену Ирину, прошли обучение редкой специальности тифлокомментатора, позволяющей слепым людям быть полноценными зрителями спектакля. Пока в нашем театре с тифлокомментированием идут два спектакля «Нашла коса на камень» и «Пушкин», но в ближайшем будущем мы адаптируем весь репертуар. В отдельных театрах, как в Мастерской Петра Фоменко, есть оборудование для глухонемых, а вот спектаклей, которые стали бы доступными для слабовидящих и слепых во всей России до сих пор не было.

– Кто подсказал вам эту идею?

– Я продюсировал фильм для детей «Реальная сказка», во время работы над которым познакомился с певицей Дианой Гурцкая. Именно Диана рассказала мне о существовании метода тифлокомментирования, и мы тут же опробовали его в «Реальной сказке». Таким образом, наша картина «Реальная сказка» – первая в России картина для детей с применением тифлокомментирования.

Разумеется, чтобы создать в театре возможности для тифлокомментирования требуются средства. Но на деле все оказалось не так сложно: все оборудование – это звукоизолированная кабинка для тифлокомментатора, радиопередатчик и приемники с наушниками, которые выдаются зрителю. Основная сложность – в изучении этой специальности тифлокомментатора, которая имеет много нюансов.

– Артисты Московского губернского театра к 200-летию Михаила Юрьевича Лермонтова записали диск со стихами и романсами поэта. Что лично вы читаете, поете из Лермонтова? Любите его так же сильно, как Пушкина?

– Я читаю стихотворение «Родина». Причем среди инструментов для фонового музыкального сопровождения в этом аудио-альбоме мы наряду с фортепиано, гитарой и скрипкой используем гусли. И «Родина» Лермонтова под русский народный инструмент приобретает былинное звучание. «Люблю Отчизну я, но странною любовью! Не победит ее рассудок мой». В признании «Но я люблю ее – за что? – не знаю сам» – и есть истинный патриотизм. Вот люблю и – все! Без претензий и анализа. Тот, кто любит, ни на что не претендует. Тот, кто любит, тот делает, а не ругается и не тащит одеяло на себя.

Любовь начинается с тебя самого, с твоей инициативы. Что касается моего отношения к Лермонтову, то для меня он – абсолютный пророк. В стихотворении «На смерть поэта» – крике души на смерть Пушкина, Лермонтов не только предсказал собственную гибель, но и сказал горькую правду о России. Лермонтов всегда вызывал огонь на себя – и в жизни, и в творчестве, и уже благодаря этому он вызывает восхищение и преклонение. Мое самое любимое стихотворение в мировой литературе «Валерик» Лермонтова.

– «Я к вам пишу случайно, право. Не знаю, как и для чего. Я потерял уж этот право. И что скажу вам? – ничего» – так обреченно начинается письмо солдата с войны. «Любовь, война, смерть, разлука, Кавказ», – все так же, как и сегодня, до боли, до крика?

– «Валерик» недавно читал на форуме «Машук – 2014», где был представлен весь Кавказ. Все народы России – и чеченцы, и казаки, и осетины слушали его и плакали. Я видел слезы у девчонок и сильных парней, прошедший через «горячие точки». Эта реакция современных людей – очередное доказательство гениальности Лермонтова, поэзия которого проходит через века, вызывая самые сильные чувства.

– А что в такие минуты испытывает артист? Сам он проживает то, о чем читает со сцены?

– Дело, которым мы занимается, – театр, кино – искреннее. Убежден в том, что существовать в театре «играючи» в театре, лицедействовать, тем самым, обманывать – вольно или невольно, дурить – нельзя. Уж коли театр назвали храмом, то сколько сил у артиста есть, необходимо отдать все до конца. Иногда трудно восстанавливаться. Но правда дорогого стоит. Тем более, если тебе посчастливилось сыграть на сцене историческую личность, — врать нельзя. Нет ничего лучше правды. Правда, и ничего кроме правды на сцене – так меня учили Олег Павлович Табаков и мой отец.

– Да, уроки юности – самые запоминающиеся. Как вы считаете, что изменилось в нашей стране с той поры?

– Я рос в Советском Союзе. Да, люди жили бедно, и мы жили бедно, но при этом стабильно. Не было разгула и той грязи, которые обрушились на нашу страну в дальнейшем и, увы, еще остались. По степени нравственности советское общество было выше. Да, существовали пороки, но в не таком обилии, как сейчас. Понятно, что «наверху» происходило всякое, но люди были патриотичнее, целомудреннее, добрее, честнее. В те годы пройтись под ручку уже считалось дерзостью. Та свобода, которая пришла к нам с Запада, привела к падению нравов. То, что сегодня порой по телевизору идут сплошные «желтые» передачи с огромными рейтингами – яркий пример зрительской деградации. Как с этим бороться? Во-первых, не сдаваться, и делать спектакли, ставить фильмы, которые не потакали бы вкусам не очень разборчивого контингента зрителей. Вспоминания песню Владимира Семеновича Высоцкого:

Словно мухи, тут и там,
Ходят слухи по домам,
А беззубые старухи
Их разносят по умам.

Тогда это было на уровне бабушек-старушек у подъезда, а сейчас вот такими слухами живет практически вся страна. Это печально! И одеваемся мы уже не в свое, а в чужое – заграничное. Понятно, что «свое» было не такого качества, как хотелось бы! Но сейчас уже всего заграничного наелись, и неплохо было бы подумать об отечественном производителе.

– В последние месяцы особую актуальность приобрела фраза «Русские не сдаются». Как вы считаете, действительно, мы – непобедимый, непокорный, несгибаемый народ?

– Я считаю, что люди, живущие искренне, сдаваться не должны. Порой тяжело, порой невыносимо, но сходить с пути правды – нельзя.

– Великий клоун Слава Полунин в новом спектакле «ЧУ», который сейчас привез в Москву, тоже говорит о том, что «главная ценность для артиста и человека – искренность, и тот, кто искренен в своих помыслах и поступках, тому нечего бояться».

– Слава – великий, великий! Он – пример завораживающей искренности, чистоты и правдивости.

– Художественный руководитель театра имени Вахтангова Римас Туминас на днях сказал своим артистам: «Будьте гордыми!». С каким посылом вы, Сергей Витальевич, готовы обратиться к артистам своей молодой труппы?

– Будьте совестливы по отношению к своей профессии! Зритель, партнеры, художественный руководитель наверняка поймут, простят и не осудят, если артист поддался на соблазн и сделал «плевок в вечность». Лично я не буду выгонять артиста из театра за то, что он снялся в плохом, глупом, даже среднем сериале. Но лучше, если бы у актера была профессиональная совесть. Надо находить в себе силы не опускаться до всеядности и говорить «нет», отказываясь от участия в некачественной продукции.

– Сергей, как вы относитесь к современному, оригинальному прочтению классики?

– Прочтение прочтению рознь. Можно показать современность классики, а можно ее, так сказать, «осовременить» – и в этом большая разница. На мой взгляд, классику нужно делать современной, но не «осовременивать» ее.

Как вы думаете: каким видом искусства – театром, кинематографом, музыкой, живописью, литературой Россия способна покорить мир?

– Не надо никакого покорять и кому-то что-то навязывать. А вот удивлять добротой, светом, любовью – необходимо.

Материал на сайте издания