(495) 378-65-75

КАССА (13.00-20.00 ежедневно)


(499) 786-21-31

АДМИНИСТРАЦИЯ


Наш адрес:

Волгоградский пр. 121

Андрей Ильин и его женщины

Главная/Пресса/Андрей Ильин и его женщины

/ 27 Февраля 2015

Марина Шимадина, «Театральная афиша», март 2015.

В Губернском театре под руководством Сергея Безрукова поставили пьесу Ярославы Пулинович «Бесконечный апрель». Молодой режиссер Анна Горушкина попыталась показать жизнь страны от революции до наших дней через воспоминания одинокого старика. Сыграть эту роль пригласили популярного актера Андрея Ильина.

april_afisha
Фото Михаила Белоцерковского

Формально этот старик не одинок: у него есть предприимчивая дочь, которая настойчиво пытается продать старую ленинградскую квартиру в центре, и хипповатого вида внучка, поклонница Бродского и винтажа. Но герой Андрея Ильина живет не в настоящем, а в прошлом: в воспоминаниях он то и дело переносится в детские и молодые годы, к женщинам, которых он любил и которые любили его. Вот Галя, почти бесплотный образ девушки­-кухарки, о которой ребенку запретили даже вспоминать, чтобы не приняли за сына эксплуататоров трудового народа. Вот интеллигентная и утонченная мама безуспешно пытается защитить мальчика от невзгод, повторяя как заклинание: «Что бы ни происходило вокруг, не обращай внимания, ты должен прожить большую и красивую жизнь». Но не обращать внимания не очень-­то получается, когда к тебе в комнату то и дело врывается громогласная девчонка­-деревенщина из подселенных. Поначалу маленький слабый Веня воспринимает ее как агрессора, но буквально через пару сцен выяснится, что этой бойкой девчушке удалось захватить не только жилплощадь соседа, но также его руку и сердце.

Эти переходы, вернее – скачки между эпохами, актеры отыгрывают очень здорово. Сложнее всего приходится Андрею Ильину: у него диапазон роли – от 80­-летнего старика до 8­-летнего мальчика. И артист перевоплощается мгновенно, без помощи грима, изображая возраст буквально двумя­-тремя штрихами, иногда изменяя лишь выражение взгляда.

Так же условно, мелом на стене, в спектакле обозначают проносящиеся года: 1921­-й, 1942­-й, 1985-­й… Приметы разных эпох – старинные радиоприемники, плакаты с Высоцким, книги Шукшина – спокойно соседствуют друг с другом. Из этих артефактов, из отрывочных эпизодов биографии обычного, ничем не примечательного человека не складывается история нашего общего прошлого, как часто говорят в таких случаях. Но получается что-­то вроде ожившего частного фотоальбома, которые в нашу эру цифровых технологий постепенно становятся раритетом.