(495) 378-65-75

КАССА (13.00-20.00 ежедневно)


(499) 786-21-31

АДМИНИСТРАЦИЯ


Наш адрес:

Волгоградский пр. 121

Ирина Безрукова: «Между текстом тифлокомментатора и актерской игрой – целая жизнь»

Главная/Пресса/Ирина Безрукова: «Между текстом тифлокомментатора и актерской игрой – целая жизнь»

/ 17 Октября 2016

Юлия Серикова, журнал «ОК!», 14.10.2016.

Вы когда-нибудь слышали о тифлокомментировании? Для нас, людей зрячих, это всего лишь очередное сложное слово, но для 39 миллионов слепых людей по всему миру тифлокомментатор – единственный проводник в особый художественный мир. Накануне «Дня белой трости» мы поговорили с талантливой российской актрисой, тифлокомментатором высшей категории Ириной Безруковой об особенностях этой непростой профессии, сложностях в работе с особенными детьми и театральном искусстве.

08.10.2016-teatr2_0003
Фото Максима Кашина

Как родилась идея открыть театральное искусство слепым людям?

Она возникла благодаря певице Диане Гурцкая. Когда готовилась премьера фильма «Реальная сказка», в котором я снималась, Диана попросила сделать к этой картине тифлокомментирование. На тот момент это слово я слышала впервые и даже растерялась, потому что то, как я себе это представляла, очень отличалось от того, что я знаю о тифлокомментировании сейчас.

Я заинтересовалась и пошла учиться в институт «Реакомп». Поначалу наивно думала, что поскольку я актриса и имею большой опыт в озвучивании фильмов, сложностей не возникнет. Но уже на третьем занятии поняла, что очень сильно ошибалась и включилась в учебу. Училась серьезно. Дело в том, что я привела с собой коллег, и надо было доказывать и показывать все на своем примере.

Так что же такое тифлокомментирование?

Это описание предмета, пространства или действия, которые непонятны слепому без специальных словесных пояснений. Если использовать простые сравнения, то это ближе всего к комментированию футбольного матча. Но когда мы не слышим разговоры футболистов, можно комментировать как хочешь, не обращая внимание на время. Тифлокомментатор же должен молчать, когда говорят актеры, потому что зритель, в первую очередь, пришел услышать именно текст произведения, он должен воспринять именно спектакль, а тифлокомментарий – это дополнительная звуковая история, как радиотеатр.

08.10.2016-teatr2_0005
Фото Максима Кашина

В таком случае, в чем отличие спектакля с тифлокомментированием от радиотеатра?

Когда в зале сидит абсолютно незрячий человек, у него, благодаря дополнительному голосовому сопровождению, возникает эффект присутствия. Не то, чтобы это радиотеатр в полной мере, поскольку актеры и эмоции живые. Однако будь то малыш или взрослый человек, когда он сидит в зале среди зрячих людей, самое ценное – это то, что они все могут реагировать на происходящее одновременно: смеяться, переживать и даже плакать.

Какие сложности есть в этой необычной профессии?

Вот одна из первых ошибок, которую нам преподали в институте. На экране шла запись спектакля. Сначала была темная сцена, а затем одновременно загорелись два абажура. Кто-то из нас комментирует: «Загорелись абажуры». И тут педагог сразу же прерывает: «Стоп! Пожар?!» Я переспрашиваю: «Какой пожар?» «На сцене пожар! – настаивает он. – Что-то же горит». Дело в том, что зрячие и незрячие иначе относятся к словам, потому что для нас общие фразы не несут двусмысленности, а слепого могут запутать. Поэтому нужно было сказать «включился абажур», или «включился свет». И таких примеров масса.

Занятные бывают оговорки. Например, одна из коллег во время спектакля комментирует: «Пушкин садит няню себе на колени». С иронией спрашиваю: «Он ее высаживает? В теплый грунт? Поливает? Ведь правильно говорить «сажает». Доходит до мелочей. Казалось бы, обычная фраза: «Наталья Гончарова кинула веер на пол». Но из-за того, что у слова «кидать» есть дополнительное сленговое значение, мы предпочитаем заменять его на «швырнуть». Это делается для того, чтобы мысль не завела человека не туда, и он не пропустил следующие реплики.

08.10.2016-teatr2_0004_0
Фото Максима Кашина

Помните спектакль, на котором вы впервые выступали в качестве тифлокомментатора? Что чувствовали в тот момент?

Что со мной было тогда, знаю только я. Мне нужно было успокоиться, потому что голос не должен дрожать, а тифлокомментатор не должен заикаться или добавлять свои эмоциональные реплики. Самое сложное, как оказалось, – не смеяться, когда смешно. Потому что на сцене мои любимые коллеги шалят так, что, весь зал хохочет. Бывает настолько смешно, что просто невозможно не реагировать. Тогда я тихонько выключаю кнопку на своем микрофоне и хихикаю, а потом выдыхаю и говорю себе: надо работать!
Не мешают ли такие комментарии людям, которые не до конца потеряли зрение?

Когда берут рацию и наушник зрячие люди, через некоторое время они перестают слышать тифлокомментарий, голос им абсолютно не мешает. А слепому человеку это помогает сориентироваться в том, что в данный момент происходит на сцене, определить место действия, понять, кто уже находится перед ним, а кто только выходит, кто как одет и что делает. Когда начинаются батальные сцены или же наоборот, сцены с нежными объятиями, надо чтобы зритель понимал, кто к кому направился и что сделал, потому что когда один персонаж приближается к другому, между ними только взгляды. Задача тифлокомментатора в этот момент – пояснить, что главный герой, например, с большой любовью и нежностью смотрит на героиню, подходит, трогает ее волосы, обнимает, их губы сближаются… Между текстом и актерской игрой целая жизнь.

Как обычно проходит работа над созданием тифлокомментариев?

Изготовление тифлокомментария – вещь кропотливая, работа над одним спектаклем идет около месяца, потом все шлифуется. У нас этим занимается команда из 4 человек: Анна Цанг – актриса нашего театра, Марина Бауэр, Ольга Воскресенская и я. Мои коллеги тоже имеют творческие профессии, Ольга пишет стихи, а Марина – режиссер дубляжа, человек киношный.

Когда готовят тифлокомментарии, обычно еще привлекают незрячего человека. Он прослушивает все, а затем указывает на ошибки и недочеты. Это кропотливая техническая работа.

08.10.2016-teatr2_0002
Фото Максима Кашина

Почему профессия тифлокомментатора не так популярна в России как на Западе?

Потому что в нашей стране нет для этого государственной программы, равно как и нет штатной должности тифлокомментатора, она не существует в театре. Тем не менее, какое-то количество фильмов снабжается тифлокомментариями, в такой форме проводятся конференции для незрячих, но этого пока недостаточно. Мы стараемся, как можем, изменить эту ситуацию.

Я хочу поклониться своим коллегам, потому что то, что они делают – это, в большей степени, подвижничество. Такая работа оплачивается очень скромно. Просто все эти женщины невероятно любят свое дело и отдаются ему всем сердцем. И вы видите реакцию зрителей.

Актерский опыт лично вам помогает в работе тифлокомментатором или приходилось начинать с чистого листа?

Помогает, но тифлокомментатором может стать и человек, без актерского образования. Я не могу равнодушно комментировать, когда идет эмоциональная сцена. Потому что если актеры дерутся, а голос за кадром медленно говорит «ну… он достал топор…и отрубил противнику правый палец», создать должное впечатление у зрителя не получится. Есть общий фон спектакля, и комментатору нужно подстраиваться под каждый эпизод. Это как музыка, как симфония. Ты ведешь незрячего зрителя и, благодаря твоим стараниям, он не должен слышать, он должен видеть все, что происходит и быть в правильном настроении.

Удается привлечь новые кадры к работе?

Лично я занимаюсь, скорее, просветительской работой. Мы делали несколько выездных спектаклей, побывали в Казани и в Астане. Помню, подходили незрячие люди и просили сделать такой театр доступным в их городах. Хочется помочь, но я всего лишь актриса и тифлокомментатор, пока максимум, что я могу сделать – поделиться опытом и подсказать, где можно обучиться.

Есть какие-то сложности в работе со слабовидящими детьми и детьми-инвалидами?

Абсолютно никаких. Просто мы стараемся быть очень аккуратными в обращении с такими детишками, так как некоторые из них не могут быстро двигаться, к примеру. Часто, когда их обнимаешь, они норовят убрать свои палочки или костыли, на которые опираются. В этот момент просто надо поддержать ребенка, ведь ради фотографии он старается ровно поставить ножки, которые не стоят. Это невероятно трогательные и очень отзывчивые дети.

Кстати, незрячие очень любят фотографироваться. Я бы ни за что не подумала, что человек, который никогда не сможет увидеть себя на фото, будет подходить с просьбой сделать совместный снимок. Вероятно, потом, дома, они кому-то показывают эти фотографии.

08.10.2016-teatr2_0001
Фото Максима Кашина

Какую роль сыграл благотворительный фонд «Исток» в приобщении слабовидящих детей к театру?

Руководитель фонда «Исток» Екатерина Богдасарова сделала большое дело: ее сотрудники собрали по Подмосковью из специальных учреждений незрячих детишек, а также ребят с другими «особыми потребностями» и выкупили для них все билеты на спектакль «Остров сокровищ». В зале присутствовали ребята с синдромом Дауна, аутисты, колясочники, детки с церебральным параличом, а также слабовидящие и слепые. По их реакции видно, что для них это невероятный, неоценимый подарок. Когда я вышла в самом начале и сказала всего несколько слов, дети аплодировали так, будто уже отсмотрели весь спектакль. Они просто переполнены эмоциями. Невероятно благодарные, небалованные детки.

Сколько спектаклей с тифлокомментариями сейчас можно посмотреть в Губернском театре?

Наш театр пока единственный, где регулярно идет 6 спектаклей с тифлокомментированием: 4 взрослых и 2 детских. Все это было бы невозможно без помощи губернатора московской области Андрея Воробьева. Когда мы только начинали, и театр почти ничего не зарабатывал, Министерство культуры Московской области и лично губернатор приняли решение закупить оборудование: наушники, рации и передающие устройства. Благодаря такой поддержке, у незрячих людей появилась возможность слышать и воспринимать тифлокомментарии.

Как осуществляется выбор спектаклей для слабовидящих детей?

В Губернском театре много детских спектаклей, но лучшими считаются «Маугли» и «Остров сокровищ». Они самые богатые, самые красивые, самые зрелищные, и, к тому же, проходят на большой сцене. Хочется, чтобы незрячие детки сидели в большом зале во время переаншлага и ловили общую атмосферу. в этих спектаклях занято много актеров, часто сменяются места действий: драки в стиле блокбастеров, сделанные как в кино, как бы в «замедленной съемке», шторм на корабле, очень красивые видеопроекции с чайками, паруса тянут прямо через зал, разбойники бегают и так далее. Мы стараемся делать выбор в пользу семейных спектаклей, которые понравятся и взрослым, и детям.

Какими качествами должен обладать человек, который хочет стать профессиональным тифлокомментатором?

Тифлокомментатор – это ненавязчивый «внутренний голос», который аккуратно ведет человека по ткани спектакля. Это большое искусство, которому обязательно нужно учиться. Прежде всего, в нашу профессию лучше идти людям с высшим гуманитарным образованием. Профессиональный тифлокомментатор должен быть образован, предельно внимателен, с устойчивой психикой и хорошей речью. Если человек косноязычен, заикается, плохо произносит или картавит, это сильно мешает восприятию. Также многое зависит от тембра голоса.

Голос должен быть спокойным, комментатор – уравновешенным, а интонация – повествовательной. Нам удается справляться с волнением во время работы, которое естественно, потому что как представишь, что в зале сидит маленький детеныш, для которого, возможно, это первый поход в театр, и только от тебя зависит, придет ли он еще, и в каком направлении будет развиваться дальше… Это очень важно и ответственно.

Материал на сайте издания