(495) 378-65-75

КАССА (13.00-20.00 ежедневно)


(499) 786-21-31

АДМИНИСТРАЦИЯ


Наш адрес:

Волгоградский пр. 121

Над пропастью во лжи

Главная/Пресса/Над пропастью во лжи

/ 19 Ноября 2016

Ирина Лопухина, «Театральный мир» № 11, 2016.

Московский Губернский театр
Артур Миллер «Вид с моста»

Режиссер-постановщик – Анна Горушкина
Режиссер по пластике – Сергей Землянский
Сценография и костюмы – Алексей Лобанов
Композитор – Павел Акимкин
Художник по свету – Лора Максимова
 
Так уж случилось, что в дни премьерных показов спектакля «Вид с моста» по пьесе Артура Миллера в Московском Губернском театре слово «мост» резко увеличило частотность своего употребления. Нет, это не связано с выходом в свет новой редакции очередного учебника иностранного языка с таким названием, с успешным наведением «мостов дружбы» между воюющими странами или окончательным «сожжением мостов» между ними. Мосты по-прежнему выполняли свою основную функцию по всему миру – соединять не только территории, но и людей разных возрастов и национальностей, молодоженов, крепящих символический замочек верности на них в день свадьбы… Но два моста – Крымский в Москве и Манхэттенский в Нью-Йорке – в октябре оказались самыми обсуждаемыми. В день рождения президента России баннеры с его портретом и подписью «Миротворец» каким-то чудом оказались на этих конструкциях – вот уж в прямом смысле «Вид с моста»…

01
Сцена из спектакля по пьесе Артура Миллера «Вид с моста»
Эдди – Дмитрий Карташов
Биатрис – Елена Киркова
Кэтрин – Ирина Токмакова

 
Ассоциации, может, и наивные, но для меня это был определенный знак актуальности пьесы, автор которой, по его собственным словам, пытался помочь людям «освободиться от страха, голода, безработицы, болезней, трудиться всего несколько часов в день, а жить – до восьмидесяти, девяноста, а может быть, и ста лет». То, что еще совсем недавно мы называли «американским образом жизни», стремительно ворвалось и в российскую действительность: нелегальный ввоз дешевой рабочей силы из стран с массовой безработицей, превращение этих людей на чужбине буквально в рабов, зависящих от предприимчивых дельцов. Мигранты, беженцы, гастарбайтеры – сегодня едва ли не самые острые проблемы уже не только в США, на родине А. Миллера – по всему миру.

02
Сцена из спектакля по пьесе Артура Миллера «Вид с моста»
Эдди – Дмитрий Карташов
Биатрис – Елена Киркова

 
Но, если бы пьеса «Вид с моста» поднимала только вопросы, связанные с жизнью иммигрантов (в данном случае итальянцев в Америке), российскому зрителю сегодня было бы явно мало. Об этом мы слышим ежедневно в новостях и при всем сочувствии и стремлении понять такой жизненный выбор, все-таки больше доверяем пословицам: «Где родился – там и пригодился», «В гостях хорошо, а дома – лучше». Нам бы что поглубже, чтоб до самой сути! И в спектакле действительно откроются неожиданные «потайные дверцы», к которым зрителя деликатно подведет режиссер-постановщик Анна Горушкина, которая видит своих героев не только попавшими в непростые обстоятельства и вынужденными жить по определенным правилам, а прежде всего – людьми, которые стремятся решить свои проблемы, помочь близким, любят, страдают – словом, живут!

03
Сцена из спектакля по пьесе Артура Миллера «Вид с моста»
Марко – Алексей Веретин
Родольфо – Антон Соколов

 
В пьесе нет явных злодеев, но и безгрешных нет, каждый крутится, как может. Рискнув приехать в чужую страну за лучшей жизнью, каждый и надеялся, и сомневался, но выбор сделал. Америка обманула ожидания многих. Бруклинский мост – символ перехода в обеспеченную жизнь – предстает на сцене достаточно схематично: он – и место работы (порт), и место жительства, и место досуга. А по сути – тюрьма с решетками, куда загреметь без документов – ой, как просто. Кто-то поддерживает связь с родиной, кто-то отказывается от нее, но вновь прибывшим «своим» все-таки помогает, не разрушая надежды, в которые сам давно не верит. Трудно признаться себе, что ожидания не оправдались, но непризнание правды есть лишь часть лжи, в которой живут герои пьесы. Ложь, как спрут, вползает в жизнь Эдди Карбоне и его семьи. Приехавшие братья его жены Биатрис тоже странным образом вызывают сомнения: а братья ли (и, если да, то оба ли)? Тем не менее, все делают вид, что верят в родственные узы, что гостям рады. Натянутость отношений Эдди и Биатрис, тщательно скрываемая обоими, тоже ощутима буквально во всем: он – уже не любит ее, как прежде, она по-женски интуитивно понимает, кто на самом деле занял место в его сердце. Дмитрий Карташов (Эдди) и Елена Киркова (Биатрис) очень тонко выстраивают свою историю, в которой есть все: доверие, понимание, сочувствие, благодарность, но их любовь давно растворилась в непосильной борьбе за выживание. И, если Эдди не в силах признаться самому себе, что давно любит Кэтрин не отцовской любовью, то для Биатрис это – не тайна. Тем не менее она готова любить их обоих, жалея мужа и устраивая судьбу Кэт в плане карьеры и в замужестве с Родольфо (Антон Соколов). Хотя и здесь чувствуется некое лукавство. Биатрис, как и Эдди, не может не сомневаться в безопасности приглашения молодой (еще школьницы) на работу в солидную компанию, в искренности чувств Родольфо и в том, что наивная и романтичная Кэтрин вообще готова к самостоятельной жизни.

04
Сцена из спектакля по пьесе Артура Миллера «Вид с моста»
Эдди – Дмитрий Карташов
Биатрис – Елена Киркова

 
А что же возлюбленный Кэтрин? Такой ли уж лжец Родольфо, который мечтает жениться только ради легализации своего положения? В исполнении Антона Соколова мне он таким не показался. Скорее – легким, неунывающим парнем, готовым и лишения терпеть, и вкалывать, и от хорошего не отказываться. Никакого глубокого чувства к Кэтрин он не испытывает, но с легкостью готов стать ее мужем – как будто сходить в кино или на танцы. Какой-то бесшабашной молодостью веет от этого парня, но и безответственностью одновременно. Кэтрин, уже не ребенок, не может этого не заметить, но гонит от себя любые сомнения – и в этом тоже ощущается холодок самообмана. Впрочем, юношеские страсти зрителю гораздо понятнее, чем страсти, в плену которых оказывается человек в зрелом возрасте – тут уж каждый реагирует по-своему. Сильнейшая сцена, в которой Эдди страстно целует Родольфо, пытаясь выставить его перед Кэт в неприглядной роли, у некоторых в зале вызывает смех (если за тем в театр и пришли), хотя у большинства – немой испуг и предчувствие чего-то еще более страшного, даже мерзского. И оно-таки произойдет. Ревность доведет порядочного и в общем-то доброго Эдди сначала до откровенной лжи, потом и до предательства, за которое придется расплатиться жизнью, так неумело и нелепо устраиваемой самими же обитателями Бруклинского моста, который не стал для них лунной дорожкой к счастью в окружающей беспросветности, а просто скинул в бездну. Безысходность и отчаяние выразятся с особой остротой во всех пластических сценах, поставленных Сергеем Землянским, и в самое сердце врежется хрупкая фигурка Кэтрин (Ирина Токмакова) в немом ужасе, словно с картины «Крик» Эдварда Мунка.

05
Сцена из спектакля по пьесе Артура Миллера «Вид с моста»
Биатрис – Елена Киркова

 
Несмотря на множество символов, присущих новой постановке, не покидает чувство реальности увиденного в театре, усиленное несомненно живым рассказчиком – адвокатом Алфиери (Сергей Куницкий), общающимся с залом напрямую, словно обсуждая то, что происходит за стенами театра, не в Бруклине, а у нас, в России…

Мосты, как и саму жизнь, строят люди. Взбираются на них, движутся по ним через различные препятствия, с них же срываются или сталкивают друг друга… Какими бы ни были обстоятельства нашего бытия, дорогу выбирает каждый сам. Как не ошибиться? Не сбиться? Не обмануться? Как жить?!.

И только стойкий запах рассыпанных по сцене кофейных зерен в финале спектакля не оставляет сомнений в том, что все когда-нибудь перемелется…

Фото: Анна Коонен