Антон Хабаров – Мистер «Могло бы быть и лучше»
Министерство Культуры Московской Области
Касса: +7 (495) 378-65-75
ПН-ВС, без перерыва: 11:00-20:00
Пресса
Московского
губернского
театра

Антон Хабаров – Мистер «Могло бы быть и лучше»

25 Июня 2021
YESTOTO

«Снято! Антон, круто!» – раздаётся голос режиссёра на площадке, после съёмки одной из драматичных сцен сериала «В парке Чаир» (проект кинокомпании «Амедиа Продакшн» для Первого канала). АНТОН ХАБАРОВ, слегка качаясь от пережитого момента, молча уходит к себе в актёрский вагончик. Несколько секунд в кадре – а сыграно было так, что я остаюсь под огромным впечатлением, хотя видела не один раз игру Антона живьём на сцене. Десять минут на отдых. Следующая снимаемая сцена – без участия Антона, и у нас появляется время поговорить.

Антон, ты сейчас в кадре говорил на испанском языке. В фильме будет всего одна сцена, где ты говоришь на испанском?

Да, одна сцена. Но я в фильме много говорю на немецком. Примерно, четверть картины у меня на немецком языке. 

Ты его знаешь или специально учишь?

Специально учу.

Первый съёмочный день “В парке Чаир”, март 2021 г. Фото: “Амедиа Продакшн”

В твоем герое за время действия истории, о которой рассказывается в фильме, какие-то изменения происходят, или он – с самого начала уже сформировавшаяся личность?

Он уже взрослый, сформировавшийся человек. Какие-то изменения, конечно, происходят, но не глобальные. Вообще, «В парке Чаир» – это история четырех девочек. Они самые главные героини. Все основные изменения в характере, во взглядах на жизнь происходят у них. Мы, все актёры, работаем на этот замысел.

Я как-то услышал от Александра Филиппенко фразу Анатолия Эфроса: «Актёр должен понимать своё место в формуле». Если он его понимает – он выигрывает. Я сценарий «В парке Чаир» перечитал раз пять, а это долго – 12 серий. Что играть я понимал, но при этом никак не мог найти ключ к своей роли. И только несколько раз прочитав, понял, как я должен располагаться в большой плеяде артистов, чтобы и моя роль была внятной и работала на историю. Я с какого-то момента перестал «тянуть одеяло на себя» и говорить: «Вот я! Посмотрите на меня!». Есть масса артистов, которые в кадре так выставляются, что это невозможно смотреть. Тогда разрушается история. Профессионализм артиста состоит в том, чтобы не выдвигать вперед себя, а правильно понять своё место в истории и работать на главную идею. Самое лучшее, когда подбирается хорошая команда, как у нас было в «Казанове», когда все актёры вели фильм к одной мысли. 

Сейчас у нас на проекте «В парке Чаир» тоже собралась очень хорошая команда во главе с замечательным режиссером Сергеем Коротаевым. Мы с ним ровесники и разговариваем на одном языке. Он – очень профессиональный человек: четко знает, чего он хочет и как это реализовать. 

Это твой первый военный фильм, да? Или у тебя было что-то ранее?

Мой единственный военный фильм – «Никто кроме нас…» о войне в Таджикистане. Его снимал Серёжа Говорухин, который сам был в то страшное время в Чечне, работал корреспондентом, и его подстрелил снайпер. После этого ранения он потерял ногу. Так что он на войне был и знал, что это такое… Нам во время съёмок не давали стирать форму месяца два. От нас воняло, как от козлов, форма была вся засаленная от пота, но в кадре она смотрелась очень правдоподобно.

А фильм, связанный со Второй мировой войной у меня первый. Но в этом проекте у моего героя войны как таковой нет, поэтому я и согласился. Война – у девчонок. В сериале «В парке Чаир» немножко другой взгляд на войну…

Съёмки сериала “В парке Чаир”. Фото: Елена Никитченко / YESTOTO

Тебе не предлагают военные фильмы, или сам не хочешь в них сниматься?

Предлагают. Я отказываюсь. Не хочу. По крайней мере, то, что предлагают, мне не нравится. Я с большой осторожностью читаю сценарии на военную тему. Могу позволить себе выбирать. 

Моя работа даёт мне возможность выбирать не только, в каких фильмах сниматься, но и на что тратить свободное время. У меня недавно целый день ушёл на то, что я сравнивал, кто играет лучше ХТК Баха (Хорошо темперированный клавир): Рихтер или Гульд? И вот на фоне этого думал: «Да я счастливый человек! Я занимаюсь любимым делом! Я в театре работаю для души! И я могу себе позволить вот так в своё удовольствие провести день! Это – счастье!» 

Антон, раз ты заговорил про классическую музыку, у меня вопрос. Ты в спектакле «Свадьба Кречинского» (спектакль Московского Губернского театра – прим. кор.) играешь ноктюрн Шопена. Ты его специально для «Кречинского» учил? У тебя же нет полного музыкального образования, а играешь ты его превосходно!

Спасибо. Да, специально для спектакля учил. Долго и упорно. И играю его всё время вживую. Люди приходят в зал и не верят, что я сам играю. Я раньше даже чуть-чуть сбивался специально – давал по соседней ноте, чтобы зрители поняли, что это не фонограмма. Потом уже плюнул на их сомнения, перестал так делать, решил, что это – проблема людей, раз не верят. Недавно участвовал в программе на Первом канале и тоже играл Шопена – специально для этого туда пошел. Мне после программы позвонили знакомые и говорят: «Ты же не сам играешь! Руки не твои показывают». Я ответил: «Ребята, это лучший комплимент, который вы мне можете сделать, потому что – я играю сам!»

Съёмки сериала “В парке Чаир”. Фото: Елена Никитченко / YESTOTO

Ты учил Шопена специально для спектакля, сейчас учишь немецкий язык специально для фильма. Что еще приходилось делать или учить специально для участия в спектакле или съёмок в фильме?

Худеть приходилось килограммов на восемь. Для «В парке Чаир» я тоже подсушился. Когда худеть приходится – обычное дело. Сейчас катаюсь на старом автомобиле Волга для нового проекта, вспоминаю вождение на механике. Когда играл адвоката в «Свадьбах и разводах», провел целый день с адвокатом, консультировался у него. Мне нравится, когда приходится узнавать что-то новое. И подобная подготовка, безусловно, откладывает отпечаток на роли. Иначе, какой смысл заниматься этой профессией? Ходить гнусавить «ой, как все тяжело, я ничего не понимаю»? Если есть такая возможность, как позвонить в адвокатскую контору, где тебя знают как артиста, и проконсультироваться, надо этим пользоваться. Я позвонил в пять контор – в четырех мне отказали, а в пятой адвокат Игорь Симонов (передаю ему «Привет!») сказал: «Да, Антон, конечно, приходи!». Дел он мне не раскрывал, но объяснил, как работает сам, как работает судебная система, как вести себя в суде, мы разобрали вместе сценарий. Я понял специфику работы, окунулся во всё это. Я балдею от такого. Люблю изучать профессию, которой занимаюсь. Иначе, какой смысл? Это же игра. Наша профессия – это игра, и мы (актёры) играем. Это клиника, если актёр думает: «я – царь», «я – бандит» или «я – разведчик». Это игра, но сложная, потому что надо себя заставить поверить самому себе и убедить зрителей. У меня классная профессия!

К роли Андрея в сериале «В парке Чаир» как готовился?

Смотрел много документальной хроники, читал много материалов, художественные фильмы смотрел. Искал аналоги в литературе. Пять раз читал сценарий. Провел много домашней работы с карандашом, сидя над сценарием. Потом заметил пересечение с «Унесенными ветром» и нашел ключ к роли. Мне было интересно готовиться. И мне нравится сейчас сниматься.

Съёмки сериала “В парке Чаир”. Антон Хабаров, Сергей Коротаев, Нуца Хубулава. Фото: Елена Никитченко / YESTOTO

Какие военные фильмы советские, российские тебе нравятся?

«Двадцать дней без войны» Алексея Германа, «В бой идут одни “старики”» Леонида Быкова, фильмы Сергея Бондарчука… Я, вообще, редко смотрю фильмы про войну. В этот раз смотрел много, потому что готовился к съемкам. Но просто для себя смотреть не хочется… Тяжелые фильмы… Я и так много соприкасаюсь с темой войны, потому что сотрудничаю с фондом «Рокада» – это фонд помощи ветеранам боевых действий Чечни и Афгана. 

Но вот с военными песнями я детей знакомлю – они их знают. Следующее после них поколение уже вряд ли будет хорошо знать военные песни… Таких традиций у нас всё меньше и меньше… Когда начинаешь военные материалы перечитывать, смотреть документальные фильмы, понимаешь, что, конечно, забывать такое просто нельзя. Есть какие-то вехи, которые человеку надо просто знать. Знать, что они были, чтобы оставаться человеком, чтобы понимать, что такое хорошо, что такое плохо, что такое настоящий голод, что такое реальные трудности, которые люди пережили… 

У меня есть друг – тотально слепой Ванька Ерхов. Я после того, как с ним встречаюсь, думаю: «У меня же, вообще, нет трудностей!» Ведь мои проблемы уровня «Как я вчера сыграл?» – это полная херня по сравнению с теми трудностями, которые пережил Ваня. А он сейчас счастлив! У него даже было восхождение на Эльбрус! Он очень жизнерадостный человек при том, что у него нет зрения. И я понимаю после нашего общения, что у меня нет проблем! Ты видишь! Слышишь! У тебя есть две руки, две ноги! Нет страшной войны! Ты здоров более-менее. Нет, *слово на букву “б”*, проблем! Никаких. Но человек так устроен, что ему хочется пострадать. И чем старше, тем, наверное, больше… Поэтому, стараюсь все время как-то сбивать с себя эту спесь.

Съёмки сериала “В парке Чаир”. Фото: Елена Никитченко / YESTOTO

Антон, ты много снимаешься в длинных проектах. Сложнее в начале – почувствовать своего героя или сложнее к концу, когда уже накапливается некая усталость?

Начало проекта – самое сложное. Ты притираешься, ты не понимаешь, так ты делаешь или не так, туда ты играешь или не туда. Ты ещё не нащупываешь персонажа, не понимаешь до конца, какой у него характер. Потому что одно дело, когда ты дома разобрал роль, другое – начинать оживлять героя. Вот на это уходит очень много времени. В начале съёмок ты сам себе не веришь – и мне, как артисту, это видно в кадре. Хорошо, что мы сначала снимаем не самые первые серии, а что-то из середины или второй половины фильма. Я, когда смотрю какой-то фильм, то всегда замечаю даже у других артистов, какая сцена снималась первая. Профессионалам видно, когда артист на съёмках ещё не нащупал характер. Зрители этого не понимают, а я понимаю. 

В сериале «В парке Чаир» снимается много молодых актёров. Получается, что ты – один из самых опытных. Ребята у тебя советы какие-то спрашивают? Или, может, ты даже сам чему-то у них учишься?

Наши молодые актёры – обалденные ребята! Они какие-то фантастические! У нас много петербуржцев: например, Люба и Федя (актёры Любовь Константинова и Фёдор Федотов – прим. кор.), а Санкт-Петербург все-таки отличается от Москвы. Я не говорю, что Москва хуже или лучше, но Питер – более творческий город. Вот в этом я точно уверен. И ребята оттуда очень творческие! Я у них, действительно, многому учусь… Мне нравится, наблюдать за ними, мысленно возвращаться именно к такому трепетному отношению к профессии, как у них… Подобное отношение у меня есть, но когда ты уже давно снимаешься, оно приглушается. Я такого абсолютно бескорыстного чувства, как у них, уже давно не видел. Смотрю и думаю: «Они служат своей профессии! Подольше бы им это сохранить». У них сейчас такое состояние, которое можно охарактеризовать словами Михаила Щепкина «священнодействуй или убирайся вон». Это видеть – большое счастье. И ты понимаешь, что будущее в актёрской профессии у нас точно есть. Они так волнуются всегда, переживают. Удивительные ребята.

Вот именно этому трепетному отношению к профессии я у ребят и учусь. Этого почти не увидишь у взрослых артистов, потому что опыт дает тебе уверенность, спокойствие, тебя интересуют другие вещи… И так, наверное, нормально. Странно ведь, если человек в 45 лет будет трястись и говорить: «Ой, боже мой, я так волнуюсь перед кадром, так волнуюсь!» Так нельзя, когда есть опыт. А ребята ещё юные, они сильно переживают – и видеть их энергию в этом состоянии всегда приятно. Она воодушевляет. Это клёво!

А про советы… Если у меня спрашивают, я, конечно, подсказываю, помогаю, чем могу, но учится человек всё равно на своём опыте… Я не ментор на площадке. 

Я, знаешь, какой на площадке? Как Мерил Стрип. Её зовут Миссис «Могло бы быть и лучше», потому что она всегда так говорит про себя, когда смотрит на экране монитора дубль, который отсняли. И я про себя также часто говорю, что «мог бы и лучше сыграть, ну ничего, ладно, тоже неплохо». Я – Мистер «Могло бы быть и лучше»: мне всегда кажется, что можно сделать точнее, чем уже сделал.  

Сейчас на съёмках был эпизод, когда ты подсказал, как лучше попробовать снять, и сняли именно по твоему совету. Так что бывает, когда ты сразу знаешь, как можно сделать лучше.

Да? Я этого даже не заметил. Ну, опыт есть, он и сказывается. Ты им делишься, понимаешь, как лучше сделать, потому что опять же, примерно, знаешь, как будет монтироваться фильм. В кино ведь даже самого худенького и хиленького актёра можно прикрыть монтажом, музыкой, и зритель не поймет. А вот чем хорош театр, так это тем, что в театре нет регалий и званий. Все выходят на одну сцену, и «звездности» хватает на первые 15-20 секунд. Дальше популярного актёра может переиграть любой другой артист, так и ты можешь переиграть любого. Театр – самая справедливая кафедра, на ней не прикроешься, а в кино все-таки можешь как-то прикрыться. Кино – больше технологическое искусство. Ты можешь чувствовать очень много внутри, но если ты определенными приемами это не покажешь – как меня учил Олег Иванович Янковский –  этого никто не увидит. В театре выразительные средства – голос, жест; в кино – глаза и много техники. Это два разных, но удивительных, вида искусства.

Съёмки сериала “В парке Чаир”. Фото из архива Антона Хабарова

Вот мы стоим сегодня с Нуцей (актриса Нуца Хубулава – прим. кор.), и я говорю: «Какая у нас классная профессия! Сейчас на площадке 60 человек группы, и все они просыпаются с утра, едут на работу… Ну, естественно, для того, чтобы заработать деньги. Но, и едут для того, чтобы мы с тобой пробежались по улице, как будто мы одни! И все они хотят, чтобы наша сцена получилась в кадре, как можно лучше!». 

У нас сейчас на съёмках «В парке Чаир» чувствуешь участие всей группы, в том числе и участие рабочих, и тёти Нади на буфете, которая приготовит завтрак, если ты не поел дома, именно такой, какой ты любишь, а учитывая мою аллергию – это так важно! У меня давно атрофировалось чувство скуки по проектам, я становлюсь всё менее сентиментальным – это скорее юношеская история, но сюда я с удовольствием возвращаюсь.

Антон, когда ты знакомишься со своим героем, насколько для тебя важно его прошлое и будущее относительно истории в фильме?  

«До» – очень мне важно. «После» – я могу для тренировки воображения или ума что-то придумать, но это уже не так важно. Мне важнее его биография до истории – весь багаж, с которым я вхожу в кадр. Потом нужно всю эту историю из прошлого откинуть, поверить в себя, в то, что это уже всё в тебе есть. Когда хорошо проработана биография – это будет и так видно. Нужно просто быть в своих сценах «здесь и сейчас». Вот это самое сложное – эффект присутствия, быть живым в кадре, а не играть. Есть замечательная история у Станиславского, когда он одной актрисе сделал замечание, говоря, примерно, следующее: «Вы понимаете, я по роли прошу вас подать мне чай, а вы мне не чай подаете, а роль свою играете. А нужно, чтобы вы просто подали мне чай». То есть, учитывая, что ты все это наработал, дальше не надо демонстрировать в кадре «видите, у меня есть биография, я ею наполнен», а просто быть живым. И всё сложится. Тогда рождаются импровизации, рождается настоящее, рождается интересное. 

Я продумываю всё. Вплоть до фотографий героя или каких-то деталей в его квартире. У меня обязательно есть свои предложения по костюму, внешности. Мне это интересно, мне нравится копаться в подробностях. Может кому-то это не надо. Но у меня такой подход к работе. И это здорово, что так получается. Я счастливый человек! Я это счастье, безусловно, заслужил, потому что первые лет шесть нигде не снимался, так как предлагали полное говно.

То есть ты с самого начала своей актёрской биографии уже был избирательный и много отказывался от предложений?

Да! У меня была сумка, рванная от книг, которые я запоем читал. И, когда мне продюсеры говорили: «Вам что не нужны деньги?», я прятал за спину руку, в которой держал эту рваную сумку, и говорил: «Нет-нет». Мне, конечно, никто не верил. Но я дождался своего первого достойного фильма – «Доктор Живаго» с Янковским, с Меньшиковым. Когда меня увидел Прошкин (Александр Прошкин, режиссёр сериала «Доктор Живаго» – прим. кор.) и спросил: «Почему я тебя раньше не видел?», я ответил: «Потому что я и не снимался». Там была маленькая роль, и, может, не сильно заметная, но я очень многое получил от тех съёмок, это был важный опыт. Одно знакомство с Олегом Ивановичем Янковским дорогого стоит. Он стал моим крестным отцом и учителем в кино,  он меня брал к себе в вагончик, и мы разговаривали. Ему тоже тогда, наверное, нравилось моё трепетное отношение к профессии, как я волновался, забывал текст. Я говорил: «Олег Иванович, вот у меня тетрадка по роли. Я даже знаю, в каких тапочках ходит мой герой, какие у него обои в комнате». Он говорил: «Ух ты! Дай посмотреть. Как интересно ты написал, Антон». Он всё это читал. Причем без иронии. Ему просто уже не надо было этот путь проходить. И он мне тогда сказал очень важные слова, которые меня до сих пор поддерживают. Я их никогда никому не говорю, но это были очень хорошие слова. Я тогда ещё подумал: «Вот, если бы так было в жизни, как Вы говорите про меня, я был бы счастливый человек…» Он меня многому научил.

Съемки сериала “В парке Чаир”. Фото: Елена Никитченко / YESTOTO

Потом был мой первый проект с главной ролью – «И все-таки я люблю…» на Первом канале с долей (рейтингом) 42! Такой доли, вообще, не было больше. Это высший рейтинг, который мог быть у проекта. Это значит, что каждый второй человек в стране смотрел наш фильм. Сейчас таких долей уже нет. Сейчас доля 23 считается победой. У «Казановы» как раз была 23. После «И все-таки я люблю…» я вышел из театра, и ко мне подходил чуть ли не каждый человек! Москва, которая, вообще, не смотрит телек, вся смотрела наш сериал. Там же ещё такие мастера играли, как Вера Алентова, Серёжа Гинзбург, Михаил Жигалов, Лев Прыгунов и с ними – мы с Танькой Арнтгольц. До сих пор этот сериал пересматриваю. 

Так что отказывался и отказываюсь много. У Роберта де Ниро был педагог Стелла Адлер – её мало кто знает, а она была великий педагог – и она всегда говорила такую фразу: «В вашем выборе – ваш талант». Это касается всего в выборе ролей, и это действительно так. В выборе как роль играть, в выборе по какой дороге в роли идти и так далее. 

Я не идеальный, и я тоже иду на компромиссы, когда понимаю, что проект будет стабильно-хороший, нормальный, то я иду туда, чтобы и денег заработать тоже. Есть такие проекты, конечно. Но если я понимаю, что проект совсем поганый, я никогда в жизни туда не пойду. Я лучше преподавать пойду, давать частные уроки актёрского мастерства простым людям, банкирам, тем, кому нужны знания для себя. Это моя профессия, это не зазорно для меня. У меня уже были ситуации, когда ко мне обращались люди, которым нужно было помочь по речи. Танцевальную студию могу открыть. Да всё, что угодно. Я, было время, и грузчиком работал. Мне тяжелая физическая работа не страшна. Но, в откровенную фигню сниматься не пойду. Репутацию испортить – ничего не стоит.

Съемки сериала “В парке Чаир”. С Нуцей Хубулава. Фото из архива Антона Хабарова

У тебя достаточно много поклонников. Это видно и по количеству подписчиков в инстаграме. Успеваешь за комментариями следить?

Стараюсь. По 500 комментариев порой бывает. Я инстаграм веду сам, и мне никто не помогает. И сам отвечаю, если хочется; и не отвечаю, если не хочется.

Я тут узнал, что Муслим Магомаев сам сидел в фейсбуке и отвечал своим поклонникам напрямую. Мне иногда какие-то снобы говорят: «Зачем тебе инстаграм? Ты же актер! Ты должен быть закрытым!». Я на это всегда говорю: «Посмотрите фейсбук Муслима Магомаева: он сам отвечал своим поклонникам, потому что они – его аудитория». И мне нравится общаться с людьми в инстаграме. У меня там потрясающие люди! Лет от 18 до 50. Есть и хирурги, и ученые, и инженеры! Очень разные люди! Я люблю свою аудиторию! Делюсь с ними моментами из своей жизни. Придумал себе стиль – «Будни актера», где я рассказываю о закулисье, о съёмках – это очень клёво. Вообще, я один из первых начал делать подобное в инстаграме. Мне это нравится. Инстаграм – мой альбом.

Первый съёмочный день “В парке Чаир”, март 2021 г.. С Любовью Константиновой. Фото: “Амедиа Продакшн”

Антон, а в «Казанове» тебя сразу утвердили на главную роль?

Попасть в «Казанову» – было делом моей жизни! Я знал, что смогу сыграть эту роль, и мне надо было доказать, что я могу быть разным: характерным, остро-характерным, остро-остро-характерным, могу налепить бороду, говорить с заиканием – и это будет органично. Я многое тренировал в театре. Мне часто звонят и предлагают роли, которые можно описать фразой «выходит красивый мужчина в костюме и говорит по бизнесу». Очень хотел развеять этот стереотип. Когда я пришел на пробы «Казановы», и мне сказали: «Сделайте ботаника», – то все почему-то подумали, что это будет сложно. А я просто притащил пластику своего героя из спектакля «Скамейка» (спектакль Московского Губернского театра – прим. кор.)  – и всё сложилось. Но режиссёры же сейчас не ходят в театр – это стало как-то не принято. Я «купался» в роли Казановы. Пожалуй, самый сложный образ для меня был – образ священника. Но мне с ним Кирилл (Кирилл Белевич, режиссёр сериала «Казанова» – прим. кор.) очень помог, поэтому всё получилось.

Скажи, а если, допустим, команда отличная, роль главную предлагают, вроде всё хорошо, но вот на какую роль ты бы ни за что не согласился? Есть такая?

У меня нет табу в выборе ролей, лишь бы персонаж был оправдан. Если это будет замотивировано в сценарии, и вызовет у меня актёрский интерес, то я соглашусь на любую роль. Мне интересно играть путь героя. Просто плохого или хорошего мне играть неинтересно.

Первый съёмочный день “В парке Чаир”, март 2021 г. Фото: “Амедиа Продакшн”

Помимо проекта «В парке Чаир» еще какие-то съемки планируются в ближайшее время?

Да. Мне везет: у меня один проект заканчивается, другой начинается. Чуть позже планируется второй сезон «Алекса Лютого» – тоже проект «Амедиа Продакшн», но уже для НТВ. Для него я и учусь водить Волгу на механике. Ещё нас пригласил Александр Цекало с Леной и Владом (жена и сын – прим. кор.) в «Триггере-2» сниматься. Так что мы втроем, семьей, снимаемся в одной из серий.

Должен был быть еще один проект, исторический, дорогой. Я должен был играть историческую личность, изучал биографию предложенного мне героя, мне помогли найти документальные материалы, записки этого человека, подняли архивы. Я очень готовился к этому проекту. У меня уже была концепция роли. Приезжаю на студию, и мне говорят: «Переименовали вашего героя. Будет другая роль». Я говорю: «В смысле переименовали?» А мне в ответ: «А какая вам разница? У вас ставка большая, вот и играйте». Я сказал «До свидания», развернулся и ушел. И совсем не жалею. Было такое, что я уходил с середины проекта, потому что понимал, что он идет не туда, куда планировалось изначально. Это было на съёмках «Мы из будущего-2». И я рад, что могу так сделать. Я счастлив, что могу себе позволить поменять театр, если мне не нравится, – я дважды сам уходил из театра. Могу выбирать роли. Могу уйти с проекта, если мое мнение не интересует группу. Человек должен быть хоть в чем-то свободен. Конечно, свобода – вещь условная, но надо стараться хотя бы себя не обманывать. Так как-то легче живется. Сильнее себя чувствуешь внутри. Иметь возможность выбирать и заниматься тем, что интересно и вдохновляет, – это здорово и делает тебя счастливым!

___

Наталия Козлова

Заглавное фото и галерея (съемки сериала “В парке Чаир”) : Елена Никитченко / YESTOTO

Материал на сайте издания
Ближайшие
постановки в МГТ:
12+
На всякого мудреца довольно простоты
Комедия
3 ч 20 мин, один антракт
Подробнее
12+
Прекрасное Далёко
Фантазия в двух частях
2 ч 30 мин, один антракт
Подробнее
12+
Серебряное зеркало
Поэтическое кабаре
2 ч 20 мин, один антракт
Подробнее
6+
Сказки на всякий случай

50 минут
Подробнее
6+
Остров сокровищ
Приключенческий спектакль
2 ч 20 мин, один антракт
Подробнее
Последние статьи
Кристина Орбакайте, Николай Басков, Сергей Безруков и другие на премьере мюзикла "Безымянная звезда"
21 Сентября 2021
Новый театральный сезон в самом разгаре, и в конце прошлой недели состоялась премьера...
Никита Пресняков: «Театральный мюзикл — это чумовой опыт»
21 Сентября 2021
Никита Пресняков впервые вышел на драматическую сцену, да еще и в главной роли. В...
В Московском Губернском театре зажглась «Безымянная звезда»
20 Сентября 2021
В конце минувшей недели в Московском Губернском театре представили первую премьеру сезона...
А ВЫ ЧАСТО СМОТРИТЕ НА ЗВЁЗДЫ?
20 Сентября 2021
В МОСКОВСКОМ ГУБЕРНСКОМ ТЕАТРЕ СОСТОЯЛАСЬ ПРЕМЬЕРА СПЕКТАКЛЯ «БЕЗЫМЯННАЯ ЗВЕЗДА» ...
Никита Пресняков сыграл учителя астрономии в Губернском театре в Кузьминках
20 Сентября 2021
В театре на Волгоградском проспекте 17 сентября состоялась премьера спектакля...
Никита Пресняков сыграет в театре на Волгоградке учителя астрономии
20 Сентября 2021
Сразу с трёх премьер и предпремьерного показа начали сезон театры Юго-Восточного...
Никита Пресняков вышел на сцену в новом спектакле Губернского театра
19 Сентября 2021
В Московском Губернском театре прошла премьера мюзикла-электродрамы по пьесе Михаила...
«Безымянная звезда» Московского Губернского театра
18 Сентября 2021
Звезды российского шоу-бизнеса: чета Пресняковых, Максим Дунаевский, Николай Басков с...
Никита Пресняков сыграл главную роль в мюзикле, превратившись в астронома
17 Сентября 2021
Никита Пресняков впервые вышел на драматическую сцену, да ещё и в главной роли. Это...
Вести Москва. Пришлось консультироваться с астрофизиком: электродрама в МГТ
17 Сентября 2021
Долгожданная премьера в Московском губернском театре: электродрама "Безымянная...
На сцене Московского Губернского театра состоялась премьера мюзикла «Безымянная звезда»
17 Сентября 2021
«Безымянная звезда» Московского Губернского театра — это история трогательной, красивой,...
Звезда по имени Мона: в Губернском театре прошла премьера спектакля с Анной Снаткиной и Никитой Пресняковым
17 Сентября 2021
В Московском Губернском театре (МГТ) с успехом прошла долгожданная премьера...
Новости культуры. Гость нашей студии – режиссер Александр Созонов
17 Сентября 2021
"Безымянная звезда" – премьера в Московском Губернском театре
17 Сентября 2021
Электродрама – так определяют жанр спектакля его создатели. ...
Московский Губернский театр представил премьеру электродрамы "Безымянная звезда"
17 Сентября 2021
МОСКВА, 17 сентября. /ТАСС/. Московский Губернский театр поставил электродраму...
Москва 24. В Московском губернском театре прошла премьера спектакля "Безымянная звезда"
16 Сентября 2021
В Московском губернском театре прошла премьера спектакля "Безымянная звезда"....
Премьерный спектакль «Безымянная звезда» Московского губернского театра
16 Сентября 2021
Фоторепортаж на сайте издания
Московский Губернский театр открыл девятый сезон премьерой «Безымянная звезда»
16 Сентября 2021
Вероника Васюченко, Аэлита Украинская Девятый сезон Московский Губернский театр...
В Московском Губернском театре открылся новый сезон
16 Сентября 2021
Московский Губернский театр в четверг, 16 сентября, открыл новый сезон. Первой премьерой...
Анна Снаткина. Доброе утро. Фрагмент выпуска от 15.09.2021
15 Сентября 2021
16 сентября в Московском губернском театре состоится премьера спектакля «Безымянная...
Для вашего удобства мы используем cookie-файлы
афиша
сегодня
бронь
меню
Назад
Сегодня в театре